Ангел Цветов
02.06.2008 в 02:29
Пишет Эльвинг:

Фанфик: "Свеча", окончание (PG-13)
Название: Свеча
Автор: Эльвинг (Аларвен)
Рейтинг: PG-13
Жанр: драма
Паринг: канон (с учетом АУ) - Руперт/Дженни, Хэнк/Джойс, Баффи/Энджел (Ангел), упоминаются Уиллоу/Оз
Время действия (спойлеры): АУ, второй сезон "Баффи" и... 2004 год
Краткое содержание: (только для фиков, естественно)
От автора: Автор данного фика заранее просит прощения у тех, кто читает этот фик и, возможно, настроился на другой финал.
Отказ от прав: да

ЧАСТЬ 1

2004 год. Руперт Джайлз.

Я – Руперт Джайлз, бывший Наблюдатель… Сегодня та единственная ночь в году, когда мои кошмары неизменно возвращаются ко мне. И я сажусь за свой дневник.
Я не знаю, с чего мне начать мой рассказ. Рассказ, который никто и никогда не прочитает. Даже Дженни.
Шесть лет память не отпускает меня. Но эта ночь – особенная. Я и не пытаюсь спать. Но мне не нужно даже закрывать глаза, чтобы ясно видеть все. Две реальности. То, что есть. И то, что может быть.
Я – Руперт Джайлз, бывший Наблюдатель, совершивший ошибку.
Они ничего не сделали со мной. Даже не отдали под суд. Просто… просто я отныне стал бывшим Наблюдателем. Без права восстановления. Кривая гримаса судьбы – мне дали то, о чем я так мечтал в детстве. Свободу.
Наверное, поэтому я всегда так понимал Баффи. Она тоже мечтала сбежать от своей судьбы… Вот я и произнес ее имя!
Баффи была моей третьей Истребительницей, а я – ее вторым Наблюдателем.
Я хочу заснуть и ничего не помнить. И стыжусь этой мысли. Разве я не заслужил то, что со мной сейчас происходит?
А если я сейчас закрою глаза, то увижу все...
…Я вхожу в дом. Первым я вижу шампанское на столе, а второй – записку: «Наверх». Я иду по усыпанной цветами лестнице. Волшебная сказка…
Я уже знаю ее жуткий конец…

И кричу здесь, наяву.
Она мертва. Моя Дженни мертва! Не было ничего – ни этих лет, ни ее родного дыхания рядом на протяжении стольких ночей, ни ее любви… ни того тепла, что всегда ждет меня дома. Там, в той реальности, я замерзаю от вечного холода… или меня и вовсе нет.
Рисунок. Эта же рука рисовала спящую Баффи. И спящую Джойс. Только моя Дженни не проснулась…
Шесть лет я знаю, что мне достаточно лишь поднять глаза, чтобы увидеть ее. Она здесь, рядом. Она на кухне, варит нам кофе – без сахара, как я люблю. Она не спит эти ночи вместе со мной. Живая. Понимающая. Родная. И я знаю, что видел лишь кошмар. Такого нет, не было и не могло быть… Все это слишком чудовищно, чтобы кто-то мог воплотить подобный ужас в реальность. Только мое подсознание могло это нарисовать. Потому что я слишком боюсь за Дженни!
У меня не ответа на мои вопросы. Вдруг это – будущее?! Я запираю все двери. Я не дарю Дженни роз, и она не задает вопросов. И кроме шампанского есть и другие напитки! Шампанского в моем доме никогда не будет!
А кошмары не прекращаются. Одну ночь в году. И я знаю, что я их заслужил.
- Руперт… - Дженни - полусонная, домашняя - вошла в мой кабинет.
- Я перечитываю свои старые записи, родная… - улыбаюсь я. Пытаюсь улыбаться.
Она бледнеет. Хотя я уже шесть лет твержу ей, что ее вины нет ни в чем. Она слишком поздно узнала тайну своего клана. Уже ничего нельзя было изменить. И она пыталась.
Во всем виноват лишь я один. Потому что был для Баффи понимающим другом, а должен был – строгим Наблюдателем. Я закрывал глаза на ее ошибки, помня о своих собственных. Как будто это не мои едва не привели к необратимым последствиям. Я доигрался с судьбой.
Баффи была школьницей. Она не понимала, что делает. Я уже давно был взрослым. Я должен был понимать…
Дженни садится рядом со мной. Просто садится и обнимает меня. Как же я хочу сейчас закрыть глаза! Забыть все… рядом с ней!
- Ночь пройдет, Джайлз.
- Я помню. Самое темное время наступает перед рассветом.
В самое темное время шесть лет назад в мой дом вошла Джойс Саммерс. Когда, казалось, во всем городе не спим только мы трое – я, Дженни и Джойс.
Саннидэйл спит и сейчас. Шесть лет назад за его покоем следила Баффи Саммерс, теперь – Кендра… никак не могу запомнить ее заковыристую фамилию. Городу все равно. Он и дальше ничего не будет знать…
- Ксандр обещал приехать на выходные, - Дженни хочет меня отвлечь. Подыграю.
- Да… Кто бы мог подумать: этот бывший оболтус – отец двоих детей.
Дженни не ответила ни слова. Даже не шелохнулась. И все равно я – мерзавец. Нет ничьей вины, что судьба не дала нам детей. Дала друг друга. Это уже «безумно много», как сказала бы Баффи Саммерс…
- Новый парень Кендры – ты одобряешь его?
Дженни спросила вовремя – я едва не закрыл глаза…
- Да, он ничего. В крайнем случае, Уиллоу его заколдует… - пошутил я.
- В ее положении только магией заниматься, - по-матерински проворчала Дженни, - Оз нас убьет.
Они до сих пор все советуются со мной. Даже Кендра. Со мной, который уже шесть лет не Наблюдатель.
Телефон. Я так и не привык к сотовым. В отличие от Дженни.
- Руперт? – неуверенный голос, - ничего, что я звоню?
- Я рад, что вы позвонили, Джойс.
Ей известно о моих кошмарах. Откуда – я не знаю. И Джойс может позвонить мне в эту ночь. Потому что тоже не спит…
- Как Дон?
- Хорошо… Дон спит.
Что еще я должен сказать? Мы, все трое, знаем, что наш ад кончится через несколько часов. На целый год.
- Она должна меня ненавидеть, - глядя на умолкший телефон, прошептала Дженни.
- Джойс все понимает.
Понимает. Лучше бы мы что-то поняли раньше – и я, и Джойс…
- Я не должна была тогда уходить. Я не должна была оставлять ее одну!
- Ты бы погибла, Дженни. Если уж на то пошло, это я не должен был позволять тебе одной задерживаться в школе, куда имеет свободный доступ Анджелас. Не говоря уже о том, что не имел права позволять своей Истребительнице встречаться с вампиром. Совет правильно сделал, что лишил меня должности Наблюдателя. Но ты же помнишь сон Баффи? Она написала, что видела гибель Саннидэйла, помнишь?
Она кивает, а слезы по-прежнему бегут по ее щекам. Эта ночь кончится, а мы сумеем исцелить душевные раны друг друга. Мы вместе и это безумно много!
Сны… Баффи тоже их видела. Баффи знала, что Дженни грозит опасность. Она написала, что в ее сне они обе были мертвы. И Баффи. и Дженни.
А здесь моя Дженни со мной! Я бы не вынес то, что одну ночь в году вижу в кошмарах. Но я не вынес бы и мысли о том, что заплатил одной жизнью за другую. Там, в другой реальности, которой не случилось, они погибли обе. Она сама так сказала.
И когда-нибудь я тоже в это поверю…

Из дневника Баффи Саммерс. 1998 год, последняя запись:

«Меня убили полтора года назад. Я сидела на ступеньках моей Лос-Анджелесской школы. Подошел незнакомец. И убил меня».

2004 год. Джойс Саммерс.

Тик-так… Бьет четыре часа… пробило шесть лет. Горит свеча.
Где-то на другом конце Саннидэйла не спит Руперт Джайлз… и его жена – тоже. А вот Хэнк – спит. Он не понимает моих «странностей», как он их называет. Но он – рядом. Он рядом уже почти шесть лет. Мы встретились снова на… Не надо об этом вспоминать, Джойс!
Кендра уже вернулась, а Дон – спит. Хэнк терпит и это. Он терпит мои сны, где странная сестренка все еще странной Кендры – моя дочь. В тех снах Дон выглядит иначе. Но я пригласила их с Кендрой жить у нас, чтобы не сойти с ума. А теперь схожу еще больше. Я люблю Дон как родную дочь. Я вижу сны, где я ее родила.
Может быть, я так плохо сплю, потому что Дон сейчас – семнадцать?
Я знаю, где бывает Дон. И все равно боюсь. Когда-то я думала, что знаю, где бывает Баффи.
Я знаю, что за Дон приглядываю не только я. Но и за Баффи когда-то – тоже…
Я бы хотела знать, в чем моя ошибка. И не могу. Даже если бы я ходила по кладбищам вместе с ней, это ничего бы не изменило. А вместо нее я пойти не могла.
Я знаю, где бывает и с кем дружит Дон. Я знаю не только ее парня, но и его родителей. Они, к счастью, живы. Жив даже дед. А бабушка умерла в девяностых. Двадцатого века!
Я хочу знать все о Дон.
…Семь лет назад Баффи привела его в наш дом. Назвала студентом колледжа, своим репетитором. Еще и первокурсником. Он сразу показался мне старше названного Баффи возраста, но – мало ли. Люди выглядят по-разному, а у материнского страха глаза велики. Кто в школьном возрасте не пытался знакомиться со студентами?.. К тому же, Баффи сказала, что он – просто репетитор. Зачем ей врать мне?.. А она привыкла врать. С пятнадцати лет.
Я промахнулась-таки с возрастом парня. Лет на двести с чем-то. И Баффи он был старше действительно «намного». Только измерялось это не «на сколько лет», а «во сколько раз».
Больше я не видела их рядом. Пока год спустя он не подстерег меня на улице. И не заявил, что хочет вернуть мою дочь. Потому что не может забыть, как они… У меня тогда потемнело в глазах. А парень казался безумным.
Дочь мне все рассказала. Свое обычное «всё», где правды – лишь десять процентов. Да, у них все было. Нет, до него не было никого. Да, она его бросила. Теперь он ее преследует. «Мама, не пускай его в дом». И я вспомнила, как на свой день рождения она не стала задувать свечу. «Пусть она еще погорит». Ей стало жаль гасить свечу, чей удел – и так гореть недолго…
Вечером того разоблачительного дня я зашла к Баффи. И увидела ее полностью одетой. Я сказала, что ее поступки и так уже привели к необратимым последствиям. Да, подтвердила она, и теперь она идет все исправить. Я запретила ей выходить. А если уйдет – пусть не смеет возвращаться.
И тогда она расхохоталась. Диким, ненормальным, горьким смехом. Оттолкнула меня и ушла. В ночь. Это было в одиннадцать.
До часу ночи я успокаивала себя, что она вот-вот вернется. После двух я несколько раз хваталась за трубку телефона… и не смела посреди ночи звонить ее друзьям. Вряд ли их родители дали бы ей приют посреди ночи и не позвонили мне. В двадцать три минуты третьего я решилась набрать номер Руперта Джайлза. Гудки были длинными... Как та бесконечная ночь.
В три я сама пошла к нему. Побежала. И твердила, что если она – там, то я ее немедленно заберу. У меня найдется, что сказать этому библиотекарю, принимающего по ночам несовершеннолетних школьниц. Она у него, ей просто негде быть в другом месте! И напрасно она думает, что я ничего не могу сделать зарвавшейся дочери. До ее восемнадцатилетия еще почти год!
Они оба были в уличных плащах – и Джайлз, и мисс Календер. Они одновременно обернулись ко мне. И в их глазах я прочла, что сделать Баффи я уже не смогу ничего. Несмотря на то, что восемнадцать ей не будет никогда.
Каждый год в эту ночь я зажигаю свечу. И жду, пока она догорит...

The End.

URL записи